Оригинальные студенческие работы


Эссе на тему всякая личность начинается тогда когда

О чем ты воешь, ветр ночной? О чем так сетуешь безумно? Что значит странный голос твой, То глухо жалобный, то шумно? Понятным сердцу языком И роешь и взрываешь в нем Порой неистовые звуки!. Про древний хаос, про родимый!

Как жадно мир души ночной Внимает повести любимой! Из смертной рвется он груди, Он с беспредельным жаждет слиться!. Григорий Померанц фото Наташи Четвериковой На языке Майстера Экхарта, которого я эссе на тему всякая личность начинается тогда когда прочел, это может быть названо хирением души, которая не решается пойти на скоропостижную смерть своего эго, того, что на библейском языке может быть ветхим Адамом в противоположность новому.

И упиваясь этими стихами, я, в конце концов, решил пойти на штурм. Я придумал следующую загадку. Если бесконечность есть, то меня нет, а если я есть, то бесконечности. На самом деле, можно придти и к какому-нибудь другому взгляду, который даст опору для человеческого достоинства и смысл человеческой жизни.

Три месяца я непрерывно ворочал в своей голове эту, условно говоря, загадку. И, наконец, в каком-то проблеске внутреннего света, не слишком ярком, я пришел к тому, к чему стремился, хотя мне было не совсем ясно, к чему именно я стремлюсь. Впоследствии я с интересом читал о подобных вспышках у. И эссе на тему всякая личность начинается тогда когда он всю жизнь вспоминал то, что тогда пережил.

Такое озарение иногда действительно приходит по ассоциации с ослепительным физическим ощущением яркого света, у Шмемана было. А может придти и без этого, у меня внешнего толчка не.

Но в этом озарении я мгновенно увидел два возможных решения, поддерживающих смысл человеческих усилий. Не буду это пересказывать, потому что когда я рассказал их моей приятельнице Агнессе Кун. И вообще, когда я впоследствии познакомился с большой совокупностью текстов буддизма-дзэн, я понял, что придавать чрезмерное значение словам, которые приходят вам в момент озарения, не следует, потому что в словах тут ничего решить.

На самом деле, то, что вы ищете, — это все более и более глубокие озарения — до того, пока вы не придете к такому взгляду, что одновременно видите и раздробленность мира, и его единство и полностью выходите из этого проклятого вопроса страха бесконечности. Ваша речь полна моментами, к которым хочется поставить какую-нибудь сноску. Например, Петр Григоренко — известный диссидент левых убеждений. Протоирей Александр Шмеман — известный богослов и т.

  • Кутузов был близок к простому народу, понимал его, сопереживал ему;
  • Вечность — не уничтожение времени, а его абсолютная собранность, цельность, восстановление;
  • И, наконец, в каком-то проблеске внутреннего света, не слишком ярком, я пришел к тому, к чему стремился, хотя мне было не совсем ясно, к чему именно я стремлюсь;
  • Во всяком случае, личность - это человек, который находится в контакте с собственной глубиной;
  • Во всяком случае, личность - это человек, который находится в контакте с собственной глубиной.

Наверно, имеет смысл это как-то пояснять. Протоирей Александр Шмеман — умерший, если не ошибаюсь, в 1983 г.

  1. По плодам узнают это. Нет, противопоставления у меня нет, я просто иду своим собственным путем.
  2. Именно таков только что родившийся младенец.
  3. В итоге я до сих пор даже не кандидат наук. И у меня начались порывы вдохновения, которые длятся до сих пор.
  4. Как нам услышать за нашим криком Бога живого крик?
  5. Лично я прошел ее очень легко вместе с очень тяжелым чувством от того, чем была война в целом.

Сейчас вышло второе издание, вы можете с ними познакомиться. Исключительно интересный текст, чрезвычайно свободно написанный. Будучи протоиереем и видным деятелем зарубежной церкви. И специалистом по литургическому богословию, если я правильно понимаю. Эта фраза, которую он там бросает, с трудом укладывается в консервативное религиозное сознание, и наши консерваторы уже называли его Смердяковым от православия. На самом деле, его дневники — это блестящее создание человеческого ума, где вы живете в мире творческого переживания вопросов, оставшихся до сих пор не решенными в мировом религиозном сознании.

В частности он описывает вспышку света. Я потом, если хотите, прочитаю, я выписал эти страницы. Но такое чувство озарения может возникнуть и ночью, под влиянием любого другого случая. Этот путь поиски озаренияпри котором человек выходит к некому внутреннему свету, озаряющему все его проблемы, в разных вариантах был испробован еще в 1-м эссе на тему всякая личность начинается тогда когда.

Например, в книге Иова - это проклятый вопрос о том, что всякая тварь страдает, избежать этого совершенно невозможно, вся жизнь человека переполнена страданием. В варианте будущего Будды вводится еще вопрос о смертности, о том, что всякий человек обречен на смерть, он исчезнет, его больше не.

С древних пор неотступное погружение в этот вопрос вызывало вспышку некого внутреннего света. В книге Иова в соответствии со стилистикой древнееврейской веры, где всякой вопрос решался обращением к Богу, неотступный вопрос Иова вызывает ответ Бога. Бог не отвечает прямо, почему человек страдает, но он просто подымает Иова на уровень своего божественного взгляда, возносит самого человека над землей со всеми его вопросами и снимает бессмысленность отдельного человеческого страдания. А в Индии в это же время эта проблема решалась в плане единства Атмана и Брахмана, единства человеческой и мировой души.

Там другая структура святынь, и высшая святыня в брахманском ощущении была по ту сторону вопроса о существовании Бога. Истина для них в тождестве Атмана эссе на тему всякая личность начинается тогда когда Брахмана.

Мирового сознания и мирового бытия, достигнутого в глубоком сердце. Словами дается направление к решению, а затем отрицаются все возможности словесно выразить: В Брихадарньяке-упанишаде Яджньявалкья на все попытки ответа говорит: На языке христианства это довольно близко к выражению, что царство Божие внутри. Но в брахманской традиции никакого царства Божия не было, а был просто выход за рамки двойственности, приход к сознанию недвойственности Бога и человека, бытия и небытия и т. Насколько я понял все эти исторические традиции, важной была не столько форма проклятого вопроса - о месте человека в бесконечности, о страдании или о смерти, - а неотступность пребывания в поле этого проклятого вопроса.

Пребывания до тех пор, пока неотступность вопроса не вызовет в варианте Иова у Бога ответ, а в варианте индийских Упанишад — ответ из глубины вашего сознания, связанный с чувством света и радости. Однако некоторые люди рождались с сознанием, которое приходило к такому созерцанию недвойственности без всяких внешних толчков. Они прямо с детства временами впадали в состояние экстаза, в котором они блаженно чувствовали единство и красоту всего бытия.

Например, из живших сравнительно недавно людей — Джидду Кришнамурти, умерший в 1985 г. Его разыскали теософы, пытались его использовать как нового мессию. Но когда он из мальчика стал взрослым человеком, то отбросил всякую религиозную терминологию. Тем не менее, он был явным типом, скажем, древнего брахмана, достигшего недвойственности. Он пытался, однако, все это выразить простым английским языком, который он освоил, когда его пригрели теософы.

Пытался выразить без всякой специальной индийской терминологии, в своеобразном сплаве английского языка индийского мышления. Также эссе на тему всякая личность начинается тогда когда интересный пример прирожденной способности созерцать то, что дает человеку чувство внутреннего света и блаженства, - была некая женщина по имени Раббия.

Она жила в мусульманском мире, где женщин не слишком уважают. Была рабыней-танцовщицей, иногда по требованию хозяев была вынуждена разделить ложе с посетителями. Об этом свидетельствует двустишие, которое сохранилось от нее: Когда ее заметили и стали относиться к ней как к учительнице, ее спрашивали: Другой замечательный диалог, который тоже остался в памяти людей.

Эти замечательные фразы остались в памяти суфиев. Она, несомненно, была одной из первых святых суфизма, которые вышли из ортодоксального ислама и тоже пытались достичь состояния недвойственности, хотя это эссе на тему всякая личность начинается тогда когда противоречило исламу и часто вызывало преследования и казни. Третий путь, который, по-моему, гораздо доступнее для человека, — это путь любви к человеку, который пережил озарение и несет в себе след этого озарения.

В конечном счете, по этому пути пошли все массовые религии. В той же Индии большинство жителей не читают упанишады, а верят в Кришну - или в другое воплощение. И в этой вере они через человеческий образ Кришны получают отблеск того света, который дает масштаб для оценки всего, что человек может достичь, дает масштаб для подхода к высшим духовным достижениям.

Я не присматриваюсь к официальным оценкам, они в разных традициях разные, кто именно этого достиг. Я просто на глазок угадывал, опираясь на свой скромный опыт, что прорыв сквозь проклятые вопросы был у Томаса Мертона, одного из самых замечательных мистиков в католическом мире XX.

Этот прорыв был в Антонии Сурожском, самом замечательном в православной церкви, да и во многих людях совсем не замечательных. Просто при встрече с ними чувствуешь, что они пережили что-то, дающее какое-то высшее знание, становящееся опорой души в мире грязи, цинизма, в мире преступлений, и эти знания не дают человеку соблазниться дешевыми приманками.

Для меня такой встречей была встреча с З. Миркиной, которая впоследствии стала моей женой. Меня потрясло при первой же встрече с ней ее стихотворение: В воздухе плыли Звуки страшней, чем в тяжелом сне. Бога ударили по тонкой жиле, По руке или даже по глазу — по. Он выл с искаженным от боли ликом, В муке смертельной сник. Как нам услышать за нашим криком Бога живого крик? Он не миф и не житель эфира.

Он болезнь оборет, — Вызволит из огня Душу мою, или, взвыв от боли, Он отсечет. Сам, лишь бы смысл Вселенной Бредя, не сник в жару. Никогда не умрет Нетленный. Я за Эссе на тему всякая личность начинается тогда когда умру. Вот эти и подобные стихотворения сразу мне показали, что ее чувство озарения было глубже моего, и я могу у нее учиться созерцанию. Я действительно у нее многому научился, одновременно помогая ей жить.

Возникновение и становление личности

Пока мы примерно год жили вместе, я присматривался, как она созерцает природу, что чувствует в ней какой-то, как она выражалась, божий след. И у меня начались порывы вдохновения, которые длятся до сих пор. Начался бесконечный ряд моих эссе. И дальше они начали приходить один за другим, и я по мере сил пытаюсь передать свои ощущения, показать возможность этого, доступную, по-моему, каждому человеку. Таким образом, я нечаянно ступил на третий из путей, то есть следование человеку, эссе на тему всякая личность начинается тогда когда пережил более глубокое озарение, чем я, и становится символом глубокой истины.

На этом, кстати, построены многие религии. А если все же посмотреть на человека, живущего в более обычных обстоятельствах. Рядом с которым нет таких людей, который не нашел в литературе, в истории таких образцов, которые бы не просто воспринимались как нечто абстрактно хорошее, но которые бы действительно служили для него внутренним мерилом собственных поступков. Где вы видите основы для утверждения личности такого современного человека?

VK
OK
MR
GP